После Гражданской войны

После Гражданской войны советское государство обратило внимание на Арктику, подо льдами которой таились еще неведомые богатства. В 1920-м Виттенбург пригласил друга дома, художника Альберта Николаевича Бенуа, присоединиться к группе исследователей Северного Мурмана, где тот создал много прекрасных акварелей. А в 1921 году, отправляясь геологом в экспедицию Рудольфа Самойловича на Новую Землю, взял с собой кинооператора Фридриха Вериго-Доровского.
Собранные материалы пополнили коллекцию Геологический музея, где был создан специальный отдел полярных стран во главе с Виттенбургом. Скоро правительство Якутской АССР попросило у Академии наук помощи в исследовании своей необъятной территории. Неугомонный Виттенбург стал секретарем Комиссии по изучению Якутии, совершил туда несколько поездок, способствовал созданию местного музея. Одновременно он стал проректором Географического института, читал лекции, путешествовал на Новую Землю, в Приморье, на Кольский полуостров. По приглашению
Фритьофа Нансена ездил в Берлин на конференцию по воздушному исследованию полярных областей. Писал книгу об экспедиции барона Толля, трагически погибшей на пути к полюсу.
Все эти дела и планы, как тогда часто случалось, оборвал ночной визит сотрудников НКВД. В апреле 1930 года Виттенбурга арестовали по так называемому «делу академиков». Многих видных ученых обвинили в контрреволюционной деятельности с помощью несуществующих доказательств. Сменяя друг друга, следователи требовали от ученого признаний, не давая спать, угрожая арестом жены и детей.
В итоге он подписал «филькину грамоту», в которой говорилось: «Я не имел твердых политических убеждений. Те, которых я придерживался, можно квалифицировать как конституционно-демократические. Недостаточно воспринял Октябрьскую революцию… и продолжал быть убежденным в том, что большевики, взяв в руки государственную власть, не будут в состоянии управлять страной». Такое «преступление» требовало сурового наказания, и Виттенбург был приговорен к расстрелу, замененному десятью годами заключения. Дом в Ольгино был конфискован и разорен, уникальные научные коллекции погибли. Зинаида Ивановна смогла спасти лишь несколько вещей, включая любимые мужем старинные напольные часы. Лишившись жилья и средств к существованию, она перебралась в Ленинград, где устроилась врачом в колонию для малолетних преступников.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий