Новогоднее разнообразие

Америка разнообразием зимних добрых дедушек не впечатляет; одни Санта-Клаусы — клоны Святого Николая, превратившиеся в коммерческий символ Рождества.
А вот в России их немало. Первый -это, конечно, Дед Мороз, зычным голосом открывающий Кремлевскую елку и прописанный в собственной резиденции — в Великом Устюге. Парад же Дедов Морозов стартует на востоке страны во время декабрьского фестиваля «Зима начинается в Якутии». Здесь и снег — красивый, белый с синевой, и морозы покрепче, чтобы никто из хладолюбивых гостей не растаял. Тем более что в республике целых два бородатых старца. Один — Эхээ Дыыл -добрый и, судя по костюму, попал сюда из русских сказок. Другой — Чысхааи — суровый, но не по характеру, а по профессии: ему положено землю дыханием замораживать. Когда Чысхаан в облике огромного белого, в голубых пятнах, быка с ледяными рогами появляется из вод Северного Ледовитого океана, наступает настоящая зима. Правда, на людях он ходит в человеческом обличье, и лишь рога на высокой синей шапке выдают его природу.
У татарского Деда Мороза, Кыш Бабая, шапка — зеленая. В остальном же Кыш Бабай похож на своих коллег. Он не только на детских утренниках и «взрослых вечерниках» выступает, но и весь год читает письма мальчиков и девочек (а нередко и дяденек-тетенек) с самыми разными просьбами. И если это не пожелание получить на Новый год 600-й «мерседес», то отвечает. А если видит, что человек действительно в беде, и никто, кроме Кыш Бабая, его слышать не хочет, то покупает на свою, в общем-то небольшую, зарплату подарок, действительно нужный, и едет в гости по зимним российским дорогам.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий