Иллюзионист

ТОЛПА, ПОДОБНАЯ НЕДАВНЕЙ «ОЧЕРЕДИ НА СЕРОВА», В 1880 ГОДУ ЧАСАМИ СТОЯЛА У ОДНОГО ИЗ ПЕТЕРБУРГСКИХ ВЫСТАВОЧНЫХ ЗАЛОВ. ЛЮДИ ЖАЖДАЛИ УВИДЕТЬ «ЛУННУЮ НОЧЬ НА ДНЕПРЕ» АРХИПА КУИНДЖИ И РАЗГАДАТЬ СЕКРЕТ ПЕЙЗАЖА, СВЕТЯЩЕГОСЯ ИЗНУТРИ
«Все пейзажисты говорят, что эффект Куинджи — дело нехитрое, а сами его сделать не могут», — писал художник Павел Чистяков. Впервые выставленная «Лунная ночь на Днепре» шокировала даже искушенную петербургскую публику. Куинджи подогревал интерес к этой работе заранее, пуская отдельных зрителей к себе в мастерскую по воскресеньям, чтобы к открытию экспозиции они разнесли слух о поразительной картине. В итоге здание Общества поощрения художеств, где выставили полотно, целый день осаждала толпа, а вся улица и часть Невского проспекта были забиты экипажами. Куинджи самому пришлось утихомиривать нетерпеливых посетителей и разбивать толпу на группы, которые по очереди запускали в зал. Там в полумраке на стене висела одна-единственная картина, притом что «сольно» в то время могли выставить разве что монументальное историческое полотно, но никак не пейзаж. Однако «Лунная ночь…» стоила таких почестей: луна и ее отражение на холсте как будто испускали настоящий свет, у зрителей даже в глазах резало. Газеты наперебой писали о невероятно реалистичном пейзаже, вся столица обсуждала картину и секрет художника, в попытках объяснить «светопись» выдвигались самые экстравагантные версии, вплоть до сговора с нечистой силой.

Картины Куинджи со «спецэффектами» в передаче лунного и солнечного света стали продаваться за огромные деньги, но, когда творческие поиски повели его дальше, интерес зрителей и критиков начал спадать. Через два года после успеха «Лунной ночи…» пейзажист почти на двадцать лет затворился от публики, не желая слушать рассуждения на тему «Куинджи уже не тот».